Статьи

Привлечение к субсидиарной ответственности консультантов должников

Юридическим сообществом справедливо отмечено, что субсидиарная ответственность – это эффективный способ защиты имущественных интересов кредиторов должника.

С момента внесения изменений в Федеральный закон о несостоятельности Федеральным законом от 29.07.2017 N 266-ФЗ субъектный состав контролирующих должника лиц существенно увеличился.

Таким образом, стало возможным привлекать к субсидиарной ответственности и иных лиц, имеющих право давать обязательные для исполнения должником указания или иным образом определять действия должника.

Зачастую должник перед тем как инициировать в отношении себя процедуру банкротства обращается за консультациями в юридические компании для составления плана по выводу активов из предприятия, находящегося в предбанкротном состоянии, а также минимизации рисков, связанных с привлечением бенефициаров к субсидиарной ответственности.

Однако большинство компаний не ограничивается простыми рекомендациями по совершению сделок, а предлагает широкий спектр услуг: подбор арбитражного управляющего, вывод денежных средств на подконтрольные организации, назначение номинального генерального директора. Исследованиями юридических агентств подтверждается заинтересованность заказчика в комплексном подходе при решении его проблем.

С учетом увеличения числа субъектов, привлекаемых к субсидиарной ответственности, возникают вопросы:
1. Каким рискам подвергаются юридические компании?
2. Возможно ли привлечь к субсидиарной ответственности консультантов за оказание юридических услуг должнику?

В статье представлен анализ действующего законодательства и актуальной судебной практики, с помощью которого можно попытаться найти ответы на указанные вопросы.

С учетом экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, а также введения моратория на банкротство ряда организаций, можно предположить, что на российском рынке увеличится спрос на сопровождение процедуры несостоятельности, в том числе и со стороны должников, ввиду того, что многие представители предпринимательского сообщества захотят избавиться от нарастающих задолженностей с максимальной возможностью сохранения активов.

Но что же делать в этой ситуации кредиторам? Есть ли прецеденты привлечения к субсидиарной ответственности компаний, оказывающих юридические услуги? Эффективен ли данный инструмент защиты имущественных интересов кредиторов?

Заслуживают особого внимания два судебных разбирательства, связанных с рассмотрением заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности юристов должников. В обоих делах отсутствуют судебные акты, завершающие рассмотрение дела по существу, но за неимением другой уже сложившейся судебной практики позиции судов по указанным делам позволяют определить на какой стадии развития сейчас находится институт привлечения к субсидиарной ответственности юристов должников.

***

1. Дело № А41-28592/2017
Привлечение к субсидиарной ответственности адвоката должника-индивидуального предпринимателя.

В рамках данного дела со стороны финансового управляющего был инициирован спор о привлечении адвоката индивидуального предпринимателя к субсидиарной ответственности.

Основанием для привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам должника явилось наличие двух дел в Пущинском городском суде Московского области (№ 2-107/2017, № 2-72/2017) о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейского суда об утверждении мировых соглашений, заключенных между гражданами и индивидуальным предпринимателем.

Что в одном, что в другом деле по условиям мирового соглашения индивидуальный предприниматель (должник) должен был передать в аренду автомобили гражданам в счет погашения перед ними задолженности по договорам займа. Таким образом, граждане пользовались автомобилями, которые в скором времени должны были попасть в конкурсную массу, а должник уменьшал перед ними размер задолженности по договорам займа в счет платы за аренду автомобилей.

Важно, что утверждение мировых соглашений произошло в третейском суде Объединенного Коммерческого и Морского Арбитража, ныне уже несуществующем, спустя 2 месяца после обращения «независимого» кредитора в арбитражный суд с заявлением о приведении в исполнение решения иностранного суда. В последующем данное решение послужило основанием для признания должника несостоятельным (банкротом).

Ввиду неисполнения условий мировых соглашений, в частности непередачи автомобилей, граждане обратились в суд за выдачей исполнительных листов, всего за 2 месяца до возбуждения дела о банкротстве должника. Можно предположить, что данные мероприятия направлены на воспрепятствование деятельности финансового управляющего и затруднение формирования конкурсной массы должника. Важно отметить, что представителем граждан, в пользу которых передавались автомобили, являлся адвокат индивидуального предпринимателя, который представлял интересы последнего в деле о банкротстве. Подобная ситуация приводит к конфликту интересов между кредиторами и должником, что также противоречит кодексу профессиональной этики адвоката.

В течение трех месяцев после подачи заявления о привлечении адвоката индивидуального предпринимателя к субсидиарной ответственности стороны инициировали процедуру утверждения мирового соглашения, а еще через два месяца суд утвердил его и прекратил процедуру банкротства.

Согласно условиям мирового соглашения, утвержденного в деле о банкротстве должника, кредитору передавались те самые автомобили, которые были переданы в аренду гражданам. Подача заявления в обозначенных условиях могла бы повлечь за собой привлечение к субсидиарной ответственности, как следствие побудило должника договориться с кредитором в рамках дела о несостоятельности.

Приведенный пример позволяет сделать вывод о том, что даже без рассмотрения обособленного спора о привлечении к субсидиарной ответственности по существу, эффективность инструмента привлечения к субсидиарной ответственности консультантов с целью защиты имущественных интересов кредиторов более чем оправдана.

***

2. Дело А41-78395/2016
Привлечение к субсидиарной ответственности крупной юридической компании.

По результатам анализа картотеки арбитражных дел был обнаружен спор о привлечении крупной юридической компании к субсидиарной ответственности в деле №А41-78395/2016. Ранее юристы данной компании неоднократно представляли интересы должника в судебных процессах.

Согласно информации из открытых источников, совокупный размер неудовлетворенных требований кредиторов составляет более 1 млрд руб.

Спор о привлечении к субсидиарной ответственности рассматривается в суде первой инстанции уже 1 год.

Дополнительно изучив дело, можно удостовериться, что конкурсным управляющим инициированы обособленные споры о признании сделок недействительными в отношении юридической компании либо в отношении организаций, аффилированных с юридической компанией.

Конкурсным управляющим в процессе выполнения своих обязанностей выявлены подозрительные платежи должника в пользу других лиц на сумму, превышающую 500 млн руб., которые, по мнению конкурсного управляющего, являются частью схемы по выводу активов должника через подконтрольные организации на аффилированные с юридической компанией лица.

Некоторые из компаний, получившие в совокупности более 100 млн руб., уже ликвидированы, что может говорить о «техническом характере» организаций. На аффилированность организаций с юридической компанией также указывает тот факт, что в рамках другого дела поручителем одной компании, в отношении которой должником совершены подозрительные платежи на сумму более 220 млн руб., являлся старший партнер юридической компании, возглавлявший практику по разрешению коммерческих споров, споров в сфере недвижимости и строительства.

Помимо обстоятельств, указанных выше, должник передал дебиторскую задолженность на сумму более 2 млн евро к платежеспособному субподрядчику «технической» компании по договору цессии. В дальнейшем «техническая» компания отказалась от части требований к субподрядчику, а оставшуюся часть задолженности субподрядчик заплатил «технической» компании. В настоящий момент конкурсным управляющим инициирован спор о признании договора цессии недействительным.
В рамках еще одного спора должник заключил мировое соглашение с субподрядчиком, по условиям которого субподрядчик переводил денежные средства юридической компании уже напрямую. На данный момент конкурсным управляющим оспорено определение об утверждении мирового соглашения, а платеж в пользу юридической компании признан недействительным в деле о банкротстве должника.

Важно обратить внимание, что в момент образования признаков неплатежеспособности у должника меняются участник и директор. Новым участником и директором становится аффилированное лицо, в чей период времени и осуществляются подозрительные сделки.

Вышеизложенное свидетельствует, что должнику в результате совершения подозрительных платежей в пользу аффилированных с юридической компанией лиц, а также действий по прощению задолженности к платежеспособным контрагентам причинен существенный вред, что является основанием для привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц. Но кто именно будет признан контролирующим лицом? Будет ли инициаторами спора о субсидиарной ответственности доказано, что все эти сделки – часть общего плана по выводу активов, осуществленного консультантами должника?

Ранее в другом деле Верховный суд РФ высказал позицию о том, что «представление консультаций по вопросам бухгалтерского учета и налогообложения в отдельности не свидетельствуют о наличии оснований для возложения на консультанта-бухгалтера ответственности за соучастие в доведении до банкротства», что, безусловно, по аналогии применимо и к юридической консультации.

Однако в том же Определении Верховного суда РФ указано, что лицо является контролирующим и в силу того, если оно извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения генерального директора, что корреспондирует с абз.3 п. 4 ст. 61.11 Федерального закона о несостоятельности.

Можно предположить, что судом будет предметно исследована воля юридического лица и воля отдельных юристов. Будет ли проведена черта между личной ответственностью и ответственностью юридической компании? На данный момент — это неизвестно, но с высокой долей вероятности можно сказать, что с учетом совокупного размера кредиторской задолженности обжалование судебного акта дойдет до Верховного суда РФ.

Обращаясь к действующей практике, можно сделать вывод, что судам на сегодняшний день недостаточно таких доказательств контроля над обществом, как представление интересов общества в переговорах по заключению мирового соглашения, нарушающего права и интересы кредиторов, недобросовестное поведение стороны при рассмотрении заявления «дружественных кредиторов» при включении в реестр.

Таким образом, можно сделать вывод, что вопрос о признании лица контролирующим будет разрешен путем определения факта незаконной выгоды в результате недобросовестных действий.

Однако уже сейчас суды готовы признавать договоры по оказанию юридических услуг недействительными с ссылками на ст.10 ГК РФ с обоснованием того, что оплата работы юристов использовалась как схема вывода активов, была проведена без встречного исполнения, причинила ущерб имущественным интересам кредиторов, являлась мнимой сделкой, заключенной в нарушение требований законодательства.

Следовательно, ответственность консультантов может быть установлена как в обособленном споре о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, так и в рамках признания сделки недействительной.

Можно предположить, что позицию Верховного суда РФ о привлечении юристов к субсидиарной ответственности нам только предстоит услышать, но для установления ответственности все-таки необходимо доказать факт имущественной или иной выгоды привлекаемого к субсидиарной ответственности лица в результате недобросовестных действий органов управления общества.
Безусловно, пока отсутствует судебный акт, разрешающий вопрос по существу, делать какие-либо выводы о наличии или отсутствии вины юридической компании и иных лиц в рамках привлечения к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве должника не представляется возможным.

Но если в отношении одной из крупнейших юридических компаний инициирован подобный спор, свидетельствует ли это о назревающем тренде?

Можно предположить, что число подобных споров в скором времени будет увеличиваться, так как многие компании на рынке стремятся оказывать комплекс услуг, чтобы выдержать жесткую конкуренцию. Важно, что при инициировании спора о привлечении к субсидиарной ответственности юридические компании будут нести репутационные риски, что также может стать катализатором разрешения спора и опять же подтвердит тезис об эффективности инструмента привлечения к субсидиарной ответственности.

Ефремова Дарья, ведущий юрисконсульт