Новости

Еще один подход к применению обеспечительных мер в делах о банкротстве

Нашей команде удалось получить интересный для практики судебный акт о применении обеспечительных мер.

Судами трех инстанций были полностью поддержаны наши правовые позиции, а 13.03.2020 судья Верховного Суда РФ Корнелюк Е.С. в определении по делу А40-35812/16 поддержал правовые позиции юристов «Бендерский и партнеры», оставив в силе судебные акты нижестоящих судов о применении обеспечительных мер почти на 9 миллиардов рублей.

В рамках дела о банкротстве банка мы обратились в суд с заявлением о привлечении контролирующих Банк лиц (КДЛ) к субсидиарной ответственности и заявлением о применении обеспечительных мер. Действуя в ситуации правовой неопределенности, мы разработали новые правовые подходы обоснования необходимости применения обеспечительных мер.

Так, был закреплен правовой подход существенности размера долга. Судья Корнелюк Е.С. в определении от 13.03.2020 указал, что обеспечительные меры «служат гарантией исполнимости судебного акта с учётом значительного размера заявленного требования и позволят сохранить возможность взыскания обременённой арестом суммы денежных средств в конкурную массу», тем самым поддержав нашу позицию, изложенную в заявлении и пояснениях к нему.

Более того, благодаря нашей работе при рассмотрении заявления о применении обеспечительных мер была закреплена возможность исследования материалов основного дела по существу, установления судами статуса и недобросовестного поведения контролирующих лиц.

Согласно указанному подходу суды, в рамках рассмотрения заявления о применении обеспечительных мер, вправе исследовать все представленные в материалы дела заявителем документы и усмотреть основания сомневаться в добросовестности или установить недобросовестное поведение привлекаемых лиц, сделать вывод о наличии/отсутствии разумных подозрений в неисполнении судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности.

Именно в этом одно из ключевых отличий нашей позиции от схожей судебной практики – мы настаивали на том, что суд обязан проявлять процессуальную активность и выяснять все обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестности КДЛ, которая и вызывает разумные сомнения в их добросовестном поведении при исполнении судебного акта, данный подход был поддержан судами всех инстанций и нашел свое отражение в судебных актах апелляционной и кассационной инстанций.

В судебных актах был также закреплен четкий правовой подход пониженного стандарта доказывания, согласно которому для обоснованности применения обеспечительных мер достаточно «разумных сомнений» как элемента пониженного стандарта доказывания при рассмотрении вопроса об обеспечении заявления. При этом ключевым фактором для применения судами презумпции разумных подозрений и пониженного стандарта доказывания являлось именно то, мы поставили добросовестность КДЛ в рамках выполнения их обязанностей по управлению банком под сомнение.

В завершении, была закреплена правовая позиция процессуального поведения сторон процесса, распределения бремени доказывания добросовестности.

Суд второй инстанции поддержал нашу позицию о том, что если в условиях разумных сомнений в добросовестности КДЛ они своими процессуальными действиями никак не способствуют раскрытию информации о своих активах, фактически не обосновывают свои позицию, так как заявляют простое несогласие с требованием, то у суда имеются основания сомневаться в их добросовестности и применении обеспечительных мер.

Таким образом, нам удалось закрепить важные для целей применения правовые подходы, существенно расширить возможности по применению обеспечительных мер в рамках дел о банкротстве.

Разработанные правовые позиции успешно применяются и в других делах, так определением по делу А82-1190/2017 от 17.03.2020 было удовлетворено заявление о солидарном применении обеспечительных мер на сумму более 3 миллиардов рублей.